​​ТАСС не уполномочен заявить

​​ТАСС не уполномочен заявить

Время шло, системы хранения и обработки данных совершенствовались, все большее распространение получали персональные компьютеры. Это обеспечило качественный рост возможностей конкурентного анализа и даже позволило частично его автоматизировать. Однако обстановка де-факто «Дикого запада», в которой все средства борьбы с конкурентом хороши, устраивала не всех.

Специалисты по обработке открытых данных, осознав перспективы технологической революции, пожелали отмежеваться от деятельности корпоративных шпионов (всегда неэтичной и часто незаконной). Профессионалы «этичного анализа» хотели обелить себя, и в 1986 году группа топ-менеджеров и аналитиков американских компаний основала в Вашингтоне «Сообщество профессионалов конкурентной разведки» (Society of Competitive Intelligence Professionals, SCIP).

Одним из первых документов SCIP стал этический кодекс, прямо запрещавший использование конфиденциальной информации и предписывающий неукоснительное соблюдение законов. Деятельность сообщества (встречи, конференции и обмен опытом) позволила относительно четко (по мнению сообщества) отделить конкурентную разведку от шпионажа. Предполагалось, что конкурентные разведчики будут не только анализировать деятельность компаний, но и предсказывать ее дальнейшие шаги.

В действительности положения «этического кодекса» оказались несколько размытыми. Оговаривая, среди прочего, «соблюдение всех принятых в обществе законов и юридических актов», кодекс утверждал и необходимость следовать «принятой в этой сфере бизнеса морали». Книга «Этика конкурентной разведки: работа в серой зоне», выпущенная SCIP, содержит 20 разных подходов к морали в этой сфере бизнеса и 10 сводов правил — это, очевидно, никак не проясняет комплексный подход сообщества к этическим вопросам.

Этическая неоднозначность и «серая зона», в которой существует ряд проектов конкурентного анализа, создали некоторые проблемы. Получилось так, что компании, использующие коммерческую разведку, не желают признаваться в этом публично — даже если она не нарушает никаких норм.

Исследования и статьи о методиках конкурентной разведки полны примерами недальновидного поведения (Polaroid пропустила начало «века цифры», не смогла представить хорошей цифровой камеры и проиграла Sony, Kodak и Canon), неверного прогнозирования (в начале 2000 года исполнительный директор Procter & Gambleговорил, что рост доходов компании составит 13 процентов, а 6 марта компания объявила о семипроцентном росте, и акции упали до 60 долларов, что было вдвое ниже их цены в январе того же года). Единственное, чего там нет, — конкретных примеров успеха.

Такие примеры, без упоминания заказчиков, приводит британская компания Aware. Например, удалось узнать дату запуска продукта конкурента, неформально побеседовав с журналистами, приглашенными на презентацию; выяснить объемы поставок конкурента, поболтав с ночным охранником под видом покупателей; опровергнуть слух о сотрудничестве одного из поставщиков с соперничающей компанией, взяв интервью у менеджера контрагента. Это классические образцы консервативных методик, несколько сомнительных с этической точки зрения.

Провалы консервативной аналитики бывают публичными. Например, как в случае компании Oracle — та в 2000 году наняла частных детективов, чтобы шпионить за Microsoft в разгар антимонопольного разбирательства последней с правительством США. Целью расследования, заказанного Oracle, было установление связи между Microsoft и двумя независимыми исследовательскими институтами, выступавшими в СМИ в защиту компании Билла Гейтса.

Сыщики попались при попытке купить мусор у сотрудниц клининговой компании, обслуживающих одну из групп ученых. Собранные ими данные не повлияли на ход разбирательства, однако глава Oracle Ларри Эллисон заявлял, что не видит в таких действиях ничего предосудительного и считает эту работу своим «гражданским долгом». Процесс «Microsoft против Соединенных Штатов Америки» был урегулирован по соглашению сторон.