Ноябрьская жара

Ноябрьская жара

В 6:55 утра 22 ноября бомбу РДС-37 подвесили к Ту-16. В 8:34 экипаж самолета получил команду на вылет. Обстановка в районе полигона оказалась благоприятной. В 9:47 с высоты 12 тысяч метров был произведен сброс бомбы. Парашютная система успешно сработала, бомба взорвалась на высоте 1550 метров.

Несмотря на то, что Ту-16 успел уйти на безопасное расстояние, летчики в кабине ощущали на открытых участках кожи большее тепловое воздействие, нежели бывает на открытом солнце даже в самую жаркую погоду.

Наблюдатели, находившиеся в 35 километрах от эпицентра, в специальных очках, лежа на поверхности грунта, в момент вспышки ощутили сильный приток тепла, а при подходе ударной волны — двукратный сильный и резкий звук, напоминающий грозовой разряд.

Через 5-7 минут после взрыва высота радиоактивного облака достигла 13-14 километров, а диаметр «гриба» облака к этому моменту составлял 25-30 километров.

Люди получали ранения за десятки километров от эпицентра

Комиссия по определению мощности взрыва установила, что фактическая мощность РДС-37 составила 1,6 мегатонны. Величина, казалось бы, несопоставимая с мощностью «Кастл Браво», но советскую «супербомбу» испытывали сбросом с самолета, в то время как американскую взрывали на поверхности. РДС-37 стала первой бомбой в мире мощностью более 1 мегатонны, сброшенной с самолета.

Взрыв РДС-37, как и «Кастл Браво», наделал немало бед. В момент обвала землянки в выжидательном районе № 1, расположенном в 36 километрах от центра взрыва, были засыпаны землёй шесть солдат батальона охраны, из которых один умер от удушья, остальные получили лёгкие ушибы. В селе Семиярское вследствие обвала потолков в специально оборудованных помещениях одна женщина получила закрытый перелом бедра и две получили ушибы позвоночника. В различных населенных пунктах в радиусе нескольких десятков километров осколками стекла и обломками зданий ранило более 40 человек. На этом фоне тот факт, что стекла оказались выбиты в домах в радиусе до 200 км, выглядит мелочью.

Успешное испытание «супербомбы» РДС-37 позволило Советскому Союзу сделать решительный шаг на пути к созданию собственного «ядерного щита», а принцип, использованный в этой бомбе, лег в основу создания последующих термоядерных зарядов.